Люди
26 октября 2021 г.
Призраки не умирают

ТАСС

Вот она и умерла, в смысле — умерла физически. Хотя в чем-то они бессмертны, все эти потомки «призрака коммунизма», который (сама не раз его тут видала) и по сей день в их лице все бродит и бродит, бедолага, по Европе и не только по ней.
Но тогда в марте 1988 года эта дама-призрак пришла, как и положено призракам, непрошенно, причем туда, где ее меньше всего ждали — в «Совраску», в «Советскую Россию», в годы Перестройки самую, без преувеличения, демократическую газету Советского Союза. А какие там собрались тогда у нас талантливые перья, все, как на подбор: Толя Головков, Паша Гутионтов, Игорь Коц, Володя Долматов, Андрюша Дятлов... 
Я в те годы работала в «Совраске» собкором по Ленинграду и Северо-Западу. И вот 13 марта рано утром кто-то из коллег позвонил мне и буквально проорал в трубку:
- Ты читала?
- Что «читала»?
- Этот позор: «Не могу поступаться принципами»!?
Какая-то ваша ленинградская тетя, преподавательница технологического института, Нина Андреева, если это, конечно, не псевдоним, пишет, что Горбачев не туда свернул, отклонился от «светлого сталинского пути» и пора все положить, как лежало.
Я читала этот «меморандум реваншистов», совершенно не представляя, как мне объяснить всем моим друзьям, коллегам и просто читателям, что моя совесть чиста и текст заказали и подготовили за моей спиной, от меня в полной тайне. 
Уже сейчас даже не вспомню фамилию «проверенного сотрудника», присланного главным редактором газеты Чикиным в Ленинград для подготовки этой жуткой публикации. А о том, что человек из редакции здесь был и тихонечко, сделав свое черное дело, вернулся в Москву, я узнала только пост-фактум.

ТАСС

Рисовать плакат «Нина Андреева — не моих рук дело» и вешать его себе на грудь не потребовалось: как мне показалось, никто не заподозрил меня в причастности к подготовке «контрреволюционного переворота». Но редакция, такая одухотворенная, талантливая и свободомыслящая наша редакция, уже продолжать работать, будто ни в чем не бывало, не могла. Кто-то уволился сразу, кто-то начал искать себе другое место работы и нашел... 
Валентин Васильевич Чикин, чьи, как выяснилось, политические пристрастия мало чем отличались от идейных воззрений Нины Андреевой, вероятно, для идеологического укрепления ленинградского корпункта прислал мне в начальники некоего Александра Молокова, с которым мы в прошлом учились на одном курсе журфака ЛГУ. Ярый сталинист, фанатик и мракобес, еще в университете он являл собой нечто абсолютно реликтовое, даже для застойных лет сильно экзотическое. 
Назавтра после назначения Молокова я была в Москве и положила Чикину на стол заявление об увольнении. Подписывая его, Валентин Васильевич, который за пару лет до этого по моим публикациям заприметил меня в мурманской «Полярной правде» и пригласил работать в «Совраску», сказал:
- Так только дети поступают!

... О том, что умерла Нина Андреева, я дня два-три тому назад услышала по «Дождю» из уст Павла Лобкова. Об усопшей ведущий говорил с нескрываемой теплотой, как о явлении трогательном и, скорее, курьезном, нежели отвратительном. И не в лоб, но, тем не менее, сравнивал ее с нынешними монстрами, которые, как явствовало из контекста, Нины Андреевой вместе с ее принципами и кровожаднее, и страшнее.
Но вот тут как раз есть о чем поспорить. Единоверцы Нины Андреевой во все времена, особенно когда они были на коне, в прямом и переносном смыслах, гуманизмом не сильно обременяли свою душу. И там, где у нынешних деятелей алчность и цинизм, у «призраков коммунизма» были садистская жестокость и беспощадная классовая ненависть.  
Так что призраки и реальные сущности, как говорится, «оба хуже». Но при этом оба они живы и нас, похоже, еще всех переживут...

Фото: 23.12.1991. Санкт-Петербург. Преподаватель Технологического института Нина Андреева во время выступления на "Митинге голодных очередей". Николай Адамович/Фотохроника ТАСС
2. 17.03.1992. Санкт-Петербург. Митинг на Дворцовой площади. На снимке: политик Нина Андреева (в центре). Николай Беркетов/ТАСС

3. Скрин публикации антиперестроечного письма Нины Андреевой «Не могу поступаться принципами», опубликованного в газете «Советская Россия» за 13.03.1988 г., с сайта 1000dokumente.de












  • Андрей Колесников: Это совершенно непристойный скандал, к тому же поощряющий откровенно конспирологические идеи, что Нобелевский комитет договаривается с Кремлём.

  • Медуза: Кремль поздравил Муратова с Нобелевской премией. «Он последовательно работает по своим идеалам, он привержен своим идеалам. Он талантлив, он смел...»

  • Константин Сонин: ...раз дали Муратову, то Навальному в ближайшие годы не дадут. Кстати, за Тихановскую не так обидно - у неё-то будут реальные шансы и в следующем году, и всегда.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медные трубы Дмитрия Муратова
11 ОКТЯБРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Голова пробита у Навального, а бинтуют здорового Муратова», – эта хлесткая фраза Невзорова лидирует по цитируемости среди откликов в российских социальных сетях на решение о присуждении Нобелевской премии мира. Поскольку она довольно точно отражает обиду российской оппозиционной общественности на то, что эту премию дали не Навальному. И хотя невзоровская фраза каким-то странным образом наделяет Нобелевский комитет не вполне свойственными ему функциями и задачами скорой помощи, Навальный действительно сегодня заслуживает премию мира больше других. И главным образом не потому, что премия мира ему нужна как защита в тюрьме. 
Прямая речь
11 ОКТЯБРЯ 2021
Андрей Колесников: Это совершенно непристойный скандал, к тому же поощряющий откровенно конспирологические идеи, что Нобелевский комитет договаривается с Кремлём.
В СМИ
11 ОКТЯБРЯ 2021
Медуза: Кремль поздравил Муратова с Нобелевской премией. «Он последовательно работает по своим идеалам, он привержен своим идеалам. Он талантлив, он смел...»
В блогах
11 ОКТЯБРЯ 2021
Константин Сонин: ...раз дали Муратову, то Навальному в ближайшие годы не дадут. Кстати, за Тихановскую не так обидно - у неё-то будут реальные шансы и в следующем году, и всегда.
Иногда честная работа — это подвиг
5 АВГУСТА 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Похоронили Ясена Николаевича Засурского, человека, который воплощал собой нечто не поддающееся логическому описанию и фиксации — дух, особую атмосферу факультета журналистики МГУ. Это самое «нечто» ощущалось практически все годы существования журфака. Включая, например, вполне забубенные 70-е, когда на факультете учился ваш покорный слуга. Слава богу, эту атмосферу не удавалось определить в терминах и вставить в строку ни членам бесчисленных партийных комиссий, проверявших идеологическую твердость учебного заведения, ни авторам доносов. Идейные погромы каким-то образом вполне счастливо обходили стороной журфак и человека, хранившего его призрачные ценности.
Прямая речь
5 АВГУСТА 2021
Николай Сванидзе: Примечательный человек, который умудрялся и в тоталитарной стране быть свободным и не тоталитарным человеком. Татьяна Малкина:: Засурский упорно гнул свою линию.
В СМИ
5 АВГУСТА 2021
"Коммерсант": Те, кто хотел, мог получить на журфаке академическое образование и красный диплом: уровень преподавателей позволял получить любое образование.
В блогах
5 АВГУСТА 2021
Владимир Яковлев: Бывают люди-ангелы... Которые обладают... поразительной способностью - не противопоставлять идеи милосердию, а здравый смысл - идеологии... Они способны творить добро... не откладывая его...
Повторить уже не сможем
12 АПРЕЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Не знаю как вы, а я стал уже покрываться пятнами и гусиной кожей от первых тактов песен про детей Галактики, грохот космодрома, а также про пыльные тропинки далеких планет, песен, которые всю прошедшую неделю звучали уже не из каждого утюга, а из каждого водопроводного крана. Отечественные чиновники от пропаганды, способные опошлить самое святое, с тактом и изяществом стада носорогов оттоптались на 60-й годовщине действительно славного события в истории человечества – первого полета человека в космос, совершенного нашим соотечественником Юрием Гагариным. Команда «достойно отметить» пришла, очевидно, с самого верха, и весь телеэфир с утра до ночи был забит славословиями относительно побед в освоении космоса.
Прямая речь
12 АПРЕЛЯ 2021
Сергей Цыпляев: Космос переходит в ту же сферу, что и авиация: в ней делается очень много, но это достаточно рутинно. Осталась одна задача – полёт на Марс...